Мои стихотворения

Иногда я пишу стихи. Хотя их написано около сотни, поэтом себя я не считаю.
Здесь выкладываю несколько своих стихотворений.

…Целебные травы растут в тишине,
в волшебном покое, в пленительном сне.
Весною и летом
чарующим светом
сияя как звёзды в небесном огне.

Цветы – как рубины, сапфир, аметист,
листвы изумруд – лучезарен и чист.
Кто к ним обратится –
тот вмиг исцелится,
и будет как белый нетронутый лист.

В душе человека пробьётся росток,
и сердце раскроет лучистый цветок.
Любовь – как основа.
И снова, и снова
закончится ночь, заалеет восток.

В умах и в сердцах воцарится рассвет,
и каждый услышит Природы завет:
«живите на воле,
живите без боли,
да скроется Тьма, и да здравствует Свет»!

__________________________________________

Люблю вдыхать я скошенные травы,
послушать чистый голос соловья,
попить воды с прозрачного ручья,
внимать тиши святой глухой дубравы…

Деньгами – беден, верою – велик,
народ вознёс кресты над куполами.
Скребутся тихо мыши под полами,
и у старухи как с иконы лик.

О дивная пленительная сила,
разлитая среди полей и рек!
О ты, простой и честный человек,
о славная страна моя – Россия!

Свой труд тебе, отчизна, посвящая,
я не хотел бы участи иной.
Храни тебя Господь, мой край родной.
Святая Русь, ты – как преддверье рая.

_________________________________________________

Белые росы на траву ложатся,
ввысь улетают туманом, лучами.
Летние сны поздней осенью снятся,
долгими темными злыми ночами.
Сны о медовом рассветном июле,
сны о ручьях с родниковой водою,
сны о серебряно-радостном гуле
что водопад исполняет с горою…
Там изумрудные мхи и самшиты,
ярким рубином цветет рододендрон.
Диким плющём там обрывы обвиты,
шаг по камням — и силён, и уверен.
…Ну а пока — только сны, словно звёзды,
манят к себе красотою, мечтами, —
тихо ложатся там белые росы,
ввысь улетают туманом, лучами…

_________________________________________________

Осень. Полёт паутинок.
День светозарен и чист.
Капельки белых росинок
лягут на сброшенный лист.

Тихой осенней свирели
музыка еле слышна.
Красок простых акварели,
и на душе – тишина.

_________________________________________________

Оранжевый лис на пушистых снегах
под звуки безмолвия древнего леса
кружился и прыгал, и в лисьих следах
читалась волшебная зимняя пьеса.
Рассвет золотил пелену облаков
и розовой шалью ложился на ели,
что спали, укрытые пледом снегов,
в лесной белоснежной январской постели.
И был воплощением радости дня,
и был воплощением сути и смысла
и всей полноты, глубины бытия
тот танец прекрасного яркого лиса.

_________________________________________________

Пушистый плед. И чашка чая.
И воет вьюга за окном.
А мы лежим вдвоем с котом,
о летнем Солнышке мечтая.

Солцестояние. Нагая
зима танцует на Земле.
Вокруг всё в белой дикой мгле.
А дома — кот и чашка чая.

_________________________________________________

Я дую Бореем,
я дую Зефиром,
летаю под светлым надоблачным миром.
Я ветер,
я белый безудержный ветер,
я звёзды целую на алом рассеете.
Пространство и время,
высоты и дали
стремленье к свободе мне чистое дали.
Я ветер.
Я белый надоблачный ветер.
И мир мой сияющ, стремителен, светел.
…Прозрачным ликующим светом горя,
в предутренней выси пылает заря.

_________________________________________________

Старый Кёльн. Ресторан. На тебе твоё новое платье.
Свет свечей, тень от пальм, на ресницах блеснула слеза…
В танго страсти вдвоём – очень сдержанны наши объятья.
Мы домой не пойдём – ведь в душе и на небе гроза.

Тут в мансарде – отель. Говорят, в нём бывал даже Шуберт.
Я тебя отнесу очень бережно, словно хрусталь.
В отраженьи зеркал я губами найду твои губы.
Тихо-тихо шепнёшь: «не помни мне на шляпке вуаль».

Тридцать лет пронеслось. Вспоминаю я тот летний вечер.
Был я молод и свеж, а теперь с сединою виски.
Быстро годы летят, ни отель, ни сам город не вечен…
И люблю я глядеть как для внуков ты вяжешь носки.
_________________________________________________

Миг предрассветный, волшебный и нежный,
тишь и прохлада кругом.
Над головою – хрустальный безбрежный
синих небес водоём.

Виден вдали алый отблеск рассвета,
ветер прохладен и чист.
Юной предутренней музыке лета
радостных птиц вторит свист.

Белые росы как слёзы тумана
искристым брызжут огнём.
Нету в Природе ни лжи, ни обмана,
нету и в сердце моём.

Солнце восходит. Кругом – ликованье,
рады все светлым дарам.
В воздухе всюду разлито сиянье.
Утро как Господа храм.

Светится радостью луг изумрудный,
птицы о Свете поют…
Тихо и чисто в душе моей юной
(годы её не согнут).

Что же, пора приступать мне к работе –
сбору священному трав.
Травы умрут, но умрут не в болоте,
а больным силу отдав.

Жизнь этих листьев, цветов и кореньев
дальше продлится не в них.
Жить они будут в свободных движеньях
послеинсультных больных,

жить они будут в здоровье старушек,
в радостном смехе детей
в факте отмены эсмарховых кружек
у исцелённых людей,

в том, что избавится кто-то от боли,
травами недуг поправ,
в том, что лежачий вдохнёт запах воли…
В этом продлится жизнь трав.

Я собираю целебные травы –
в этом служенье моё.
Мне помогают поля и дубравы,
и охраняет зверьё.

Травы пропитаны силой земною,
светом небесных огней,
дикой безудержной мощью лесною,
далью просторных степей…

В собранных травах моих сохранится
каждый волшебный рассвет,
сила Земли и Вселенной частица –
звёздный таинственный свет.

С радостью я помогаю всем людям
(это стремленье — в крови).
С помощью трав исцелёнными будем –
Господи, благослови!

Счастья, здоровья вам, братья и сёстры!
Всем повторяю я вновь:
жизни основа – не Солнце, не звёзды,
жизни основа – Любовь.

стихи

на главную страницу сайта